Антари Бриз
Именно в странствиях постигаешь всю глубину понятия Дом.
- И что ты можешь сказать в своё оправдание? - прозвучал под сводами пещеры глубокий бас. Эхо не посмело разносить слова Владыки Аида по сводам залов - знало, это не приветствуется.
Цербер состроил морды с тремя степенями умильности и застучал хвостом-змеёй. Та недовольно зашипела - отвыкла она от этого.
- Ты задержался втрое дольше против обычного. - проронил Гадес. - Неужели наверху в этот раз было настолько интересно?
Цербер согласно хрюкнул в три глотки и высунул языки. Змея тоже.
- И ты не проголодался? - удивился Хейд. - Ведь твой рацион составляет тени смертных, их страх и ужас. Раньше ты практически никогда не пропускал трапез.
Цербер почесал за ухом левой головы. Потом - средней. Потом встряхнулся.
- Что, настолько хорошо готовит? - хмыкнул Владыка Мира Теней. - И светится?
Цербер печально вздохнул и уселся на каменный пол.
- Все трое светятся? Ну надо же, какие интересные смертные. - покачал головой Аид - Сходить, что-ли глянуть на них?
Цербер вскочил и оскалился.
- Да ты, я смотрю, совсем страх и совесть потерял! - возмутился Гадес. - Мало что шляешься неизвестно где, так ещё хозяину перечишь?!
Цербер рявкнул в три глотки, а змея зашипела показывая ядовитые клыки.
- Да не трону я их, с чего ты взял-то? - пожал плечами Хейд. - Мне просто интересно. Ну, в самом деле, что за люди такие, к которым Цербер из Аида сбегает, да ещё и торчит у них трижды три года, притворяясь обычной собакой.
Цербер тоскливо и тоненько взвыл.
- Что значит, не встретишь больше? Они же смертные, значит, когда-нибудь сюда попадут. Ну или не сюда, а в соседние измерения - Аид един для всех, как бы его не звали.
Цербер всхлипнул и заскулил.
Владыка Преисподней поднял брови.
- Ты серьёзно? Что ещё за острова? Вот так взяла и забрала твою личину? И она там живёт? То есть, действительно живёт?
Цербер согласно фыркнул. Левая голова ещё и хрюкнула.
Аид задумчиво опустился на свой трон. Какие-то светящиеся смертные, которые приманивают и кормят чужих божественных питомцев, так что те остаются у них жить, как простые звери, и даже не единственные, а среди других действительно простых зверей. Или хорошо маскирующихся. А когда питомец всё же вспоминает об истинном хозяине и возвращается, разумеется, умирая для смертных, его личину берут и уносят на какие-то непонятные острова, где личина оживает, словно всегда была настоящим зверем. Это что-то новенькое.
- Хайре, дядюшка! - возник из ниоткуда Гермий. - О, я смотрю, Цербер вернулся! А я думал, ты от неё вовсе не отлипнешь.
Цербер угрюмо зарычал и попытался цапнуть Психопомпа за край хитона. Гермес со смехом увернулся, заметив:
- Раньше ты бы метил в ногу, как минимум. Раскис, зверик?
Цербер горестно заскулил.
- Судя по всему, ты можешь удовлетворить моё любопытство, дорогой племянник. - Констатировал Гадес.
- Нет, дядя. - вздохнул олимпиец. - Не могу. Я не понял, кто она. И что она такое. С её матерью и братом более менее ясно. Светочи, встречаются ещё такие смертные. А вот она - непонятное что-то. Вроде и Светоч, а вроде и на тебя похожа. Я, собственно, спросить хотел, ты свои похождения не припоминаешь? Может там ихор пробудился? Не сочти за оскорбление.
- Я покопаюсь в памяти. - кивнул Хейд. - Что ты так вздыхаешь-то?
Гермий пожал плечами и опять вздохнул.
- Она ведь личину Цербера в мою честь назвала. - он снова вздохнул. - А я ещё над Бахусом потешался.
Аид тихо хмыкнул.
- Ты бы лучше Эроса распросил. Или шею ему намылил. Я, впрочем, всё же повспоминаю. Хайре, племянник.
- Хайре. - эхом откликнулся Гермий и исчез.
Цербер улёгся у ног хозяина и через некоторое время громогласно захрапел в три лужёных глотки.
- То, чего мне так давно не хватало. - мрачно проворчал Хейд, вздохнул и погладил зверя по всем трём головам. И по змеиной тоже. Чтобы никому не было обидно.




@темы: Творения